Это составляет около 17 млн тонн сыров, колбас, йогуртов, свежего мяса, консервов, фруктов и овощей. Миллионы россиян не могут позволить себе купить их – полностью или частично. И, тем не менее, цены не снижаются, продукты не переходят в категорию социальных, а фудшеринг до сих пор остается редким столичным явлением.

Но не только торговые сети выбрасывают еду на помойку, они стоят по количеству уничтоженных продуктов на втором месте. А лидерство у них отобрали обыкновенные домохозяйства. В совокупности они выкидывают около 16% всех продуктов. Чаще всего жертвами небрежности и короткого срока годности являются молочные продукты – их выкидывают в 47% случаев. Чуть менее печальная судьба – у картофеля и продуктов из зерна. По исследованиям учёных, как пишет РБК со ссылкой на данные Российской ассоциации электронных коммуникаций и консалтинговой компании «ТИАР-Центр», выброшенных продуктов хватит на то, чтобы накормить 30 млн. человек в течение года. Это больше, чем количество официально зарегистрированных россиян, живущих за чертой бедности.


В Европе, обеих Америках и в крупных городах России существует онлайн-сервис фудшеринга, который позволяет человеку бесплатно отдавать еду тем, кто в ней нуждается. Кафе и рестораны могут отдавать невостребованные блюда, домохозяйства – продукты, в том числе и вскрытые начатые упаковки, домашние супы и выпечку, детское питание. Иногда еду отдают за чисто символические деньги, например, в сентябре 2019 года в Санкт-Петербурге можно было забрать порцию горохового супа с копченостями, контейнер с пюре и отбивной и домашний хлеб – целую буханку, правда, вчерашнюю, всего за 100 рублей. Булочные отдают довольно дорогую выпечку за полцены и даже треть.

Фудшеринг примыкает к движению по спасению еды: фудсейвингу. Его активисты, порой, спасают еду прямо из мусорных контейнеров, и питаются ею. При этом их меню не то, что непритязательно, а изысканно и полноценно. В 2018 году только в России благодаря фудшерингу было спасено 7 тысяч тонн еды. К 2024 году, полагают эксперты, масса спасенного продовольствия может вырасти до 1 млн тонн.  Ее стоимость будет оцениваться примерно в 85 млрд руб.

В Великом Новгороде работает две группы фудшеринга, но  каждая из них – очень апатичная, насчитываем меньше 1000 человек, из которых активных – меньше десятка. Первая и вторая не отличаются почти ничем, даже администраторы те же. Жизнь в группах течет вяло, не то, что в том же Челябинске, где активисту – спасителю еды пообещали разбить лицо: за то, что не тому отдала соленья. «Брать что-то у других после такого я не рискнула. Во-первых, бронировать продукты надо очень быстро, а для этого нужно жить в этом паблике. Во-вторых, я не хочу чтобы меня кто-то проклял за съеденную банку сгущенки или за огурец.

Кстати, Елену за посылкой пришлось ждать двое суток. Все у нее что-то не получалось. В итоге за продуктами приехал ее супруг с ребенком. По времени тоже припозднились, пришлось мне отменить свои планы и сидеть дома до десяти вечера, ждать их», — пишет автор.

Так что дело это новое, отчасти опасное и точно – неблагодарное, возможно, именно поэтому фудшеринг в России развивается с таким опозданием. Тем не менее, есть точка, с которой надо начать: решить, что делать с продуктами от супермаркетов. Ведь сейчас для того, чтобы нищие старики не разбирали хлеб с помойки, в некоторых городах его кощунственно обливают керосином или грязной водой после мытья полов. Это преступление инициировано топ-менеджментом компаний. Йогурты и молоко – вскрывают и выливают, фрукты — давят ногами.

Есть еще вопрос с санкционными товарами, которые уже давно вызывает возмущение в обществе: когда людям нечего есть, когда они питаются нездорово – о чем уже даже Минздрав догадался – уничтожение огромного количества полезной пищи начинает казаться не только бессмысленным действием. Но и откровенно провокационным.

Елена Кулешова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя