Сказали мне, что закопают меня погожим сентябрьским днем где-то в окрестностях Питера. И вот стою я возле окраинной станции метро, слушаю, как уличный музыкант под электрогитару поёт July Morning группы  Uriah Heep, жду .

В столицах популярна сейчас такая необычная практика, во время которой человека на время закапывают в землю. Говорят, что она популярна у деловых людей, которые таким способом понимают, что их проблемы – не проблемы. Другие ищут здесь мистического опыта. Говорят, что такой обряд в древности проходили воины у разных народов. Хотя, может, с точки зрения этнографов или психологов, всё это и дикости.

Так вот, решил и я как-то пройти такое испытание. В Сети нашёл тех, кто организует «практику», мне назначили время и место. На всякий случай, я даже не стал и читать подробностей о том, как всё происходит: вдруг, испугаюсь раньше времени. Посмотрел только американский фильм «Погребённый заживо», решил, что, в принципе, это терпимо.

Из метро вышел один участник, потом ещё один. Оказалось, парни серьёзно настроены. Первый рассказал, что такой опыт может пережить и без закапывания, но хочет и его попробовать. Второй говорил, что опыт смерти переживал с помощью некого препарата. Мне было нечем похвастать. Честно сказал, что меня интересует адреналин.

Потом подъехал организатор, а за ним остальные. Организатор иногда называл себя «экскурсоводом», и я буду его так называть. Все отдали сумму, о которой договаривались, и на двух машинах двинулись за пределы города. Всего было пять человек плюс сам экскурсовод и его помощник, судя по майке — неоязычник. Вообще, как мне объяснили, практиковать закапывание стали члены одного из бойцовских клубов, возникших под влиянием книги Паланика: в которых новичок обязан принять бой и провести двадцать один раунд по минуте голыми руками. Некоторые из ребят, как я понял, занимались различным медитациями. А в общем в дороге никаких мистических разговоров у нас не было: музыка, работа, дом.

Минут через сорок добрались мы до песчаного карьера. Экскурсовод выдал нам по лопате, показал места для могил. Сперва закопают троих, ещё двоих – после них. Примерно за полчаса я справился с работой: стенки из песка осыпались всё время, да ещё пришлось вырубать кусок корня. Прошу принять работу, говорю, что делаю это впервые.

– Да, – говорит экскурсовод, – иначе это было бы даже странно.

А я думаю: где же мой аккуратный гробик? И тут выясняется, что закапывать-то будут прямо в песок… Стало не по себе. Прозвучал небольшой инструктаж: закапываемся на час, на глубину полметра, дышим с помощью самодельных трубок из пластика. Не надо паниковать, кричать, как некоторые: парни, вы здесь? Но если плохо, надо позвать, а не корчить героев.

Экскурсовод сказал ещё:

– Не надо пытаться намеренно что-то хоронить здесь. Но если вы что-то хотите отпустить – отпустите.

Сейчас-то всё звучит забавно, но когда первого из нас, очень спортивного парня только начали засыпать песком, он выпрямился в яме, и сказал, что попробует это в другой раз. На всякий случай, сходил я ещё раз за ближний куст. Надел подменку. Посмотрел немного, как экскурсовод закапывал второго товарища. И отошёл к своей яме. Экскурсовод подошёл ко мне и сказал негромко:

– Ну, давай, честно – зачем тебе это надо?

Я говорю, что меня не интересует мистика… Зачем? Ну, допустим, чтобы почувствовать себя крутым.

– А, – сказал он, – сейчас почувствуешь.

Лёг я на пенку, постеленную в яму. Экскурсовод вставил в рот трубку, в которую уже набился песок и её пришлось вынуть и промыть водой. На глаза натянул шапку. Сверху накрыл плащ-палаткой. Руки я спрятал в карманы, чтобы не мёрзли – рукавиц не было. Тут мягкая волна толкнула в бок справа, другая тут же подправила сева. Как будто боксёрская перчатка мягко упёрлась в одну скулу, в другую. Песок придавил ноги и продолжал засыпать Экскурсовод сказал пошевелиться, потом подсыпал ещё песка, и сказал: «Отдыхай».

Я задыхался. Пытался вдохнуть глубже и чувствовал, что сдавлен песком. Через пару минут решил, что надо дышать спокойнее, тогда и нехватка воздуха не будет чувствоваться. Паника тоже на время отступила. Я подумал: ведь вряд ли там наверху подсчитают оставленные в кошельке деньги, посмотрят на старый телефон, плюнут и решат меня не откапывать.

Значит, надо просто пролежать здесь час, не давая панике себя одолеть. Может мне уснуть? Я попробовал – не получалось. Тогда, решил я, надо подумать о чём-то приятном, чтобы было не так холодно. Подумаю о сексе. И вот думаю я о нём минуты две и решаю, что это довольно дико в моих обстоятельствах.

Ладно, вот я сегодня был в «Русском музее». Постараюсь вспомнить по порядку, что я там видел. Значит, так в первом зале: Перов, «Охотики», «Трапеза». Потом вспоминалась сразу «Тайная вечеря» Ге.

А может, и впрямь надо что-то отпустить здесь? Как и каждому человеку, мне было что. Но я подумал: о важных для меня вещах я здесь думать не буду. Может, происходящее – идиотизм, я не исключаю такой возможности. Если же чему-то и суждено решиться здесь помимо моей воли – пусть будет так. Загубник от трубки раздирал губу, и я немного выпихнул его изо рта.

Потом (спойлер – никто из нас не остался в могиле навсегда) мы обменивались впечатлениями (своё время выдержали все). Один из парней рассказывал: было холодно и он представил, что ему тепло, представил, что воду ему даст дождь, что в случае нужды он может её тут же без проблем справить. В общем, он пришёл к мысли, что неплохо устроился, и не отвлекаясь на страх сосредоточился на чём-то важном.

Но я-то так не мог. Однако, понимая, что чем-то надо занять мозг, вспомнил древнюю, из глубины поколений пришедшую практику: Ашхабад – Дубна – Актюбинск – Краков – Вдох! Вдох!

Новый приступ паники прошёл. Мне показалось, что в рот скатились несколько капель воды. Я подумал, что экскурсовод наверху позаботился обо мне. Но, видимо, там просто шёл дождь. Сколько прошло времени? Наверняка больше, чем полчаса. Но пусть хотя бы полчаса. Нет, я не буду ни о чём думать. Лучше просто посчитаю. Буду считать медленно, чтобы один счёт соответствовал секунде или больше. Но просто счётом было всё-таки скучно заниматься. Руки затекали. Пальцам одной можно было чуть пошевелить. Другая в кармане была сдавлена намертво. Я подумал: смогу я всё-таки освободиться в случае чего или нет? Пошевелил ступнями ног. Получилось. Наверное, смогу освободить ступни, потом лодыжки, колени. Тут сверху мне на ноги подсыпали немного песка. Но почти тут же, а досчитал я всего до трёхсот, экскурсовод сказал мне (слышно было хорошо), что время вышло – хочу ли я еще полежать. До этого он говорил, что сверх часа можно будет побыть здесь ещё минут десять, больше не стоит. Я сказал, что полежу ещё немного. Эти десять минут казались тяжелее всего. Как будто я рвался уже наружу и чувствовал, что полностью скован и тело ужасно затекло. Я подумал: как страшно будет, если он скажет: ты здесь останешься ещё на час, а может больше, а может меньше. Вот тогда я точно буду сходить здесь с ума.

Наконец, я услышал, что меня откапывают. Когда чуть освободились руки и ноги, стал помогать. Я поднялся из ямы с чувством свободы и силы, не знаю – заслуженным или нет. Я подумал: ну а если два часа? Не знаю… Из трубки торчащей из другой могилы доносились вздохи со стонами. Видимо, так это отсюда звучит. Очень хотелось танцевать.

Алексей Андреев

Автор и редакция настоятельно НЕ РЕКОМЕНДУЮТ повторения подобных опытов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя