Великая Отечественная война — это Великая победа советского народа и величайшая трагедия в истории нашей страны. В Новгородской области она оставила особенно глубокий след. С июля 1941 года по март 1944 года по её территории проходила линия фронта. Ежедневно шли бои, ежедневно гибли люди. Солдаты и офицеры Красной Армии совершали подвиги и жертвовали собой. На Новгородской земле они защищали свою страну, они сражались за Родину.

Этот цикл — о тех, кто героически погиб на Новгородской Земле. Наш долг — чтить память героев и помнить, как здесь сражались и погибали в борьбе с общим врагом представители практически всех национальностей Советского Союза.

Сегодня мы расскажем о Михаиле Межове.

Михаил Васильевич Межов – стрелок 349-го стрелкового Казанского полка 26-й стрелковой Златоустовской дважды Краснознамённой дивизии 27-й армии Северо-Западного фронта, красноармеец. 3 сентября 1942 года посмертно награждён орденом Ленина.

Есть неподалеку от Красноярска село Межово и в начале прошлого века многие его жители носили фамилию Межов. Михаил был старшим ребёнком в большой семье. Его отец Василий Филиппович настоящий сибиряк: могучий, молчаливый и работящий. Семья жила хорошо в большой крепкой усадьбе, имела много скота и содержала две мельницы.

Когда началась коллективизация, всё добро у Межовых естественно отобрали, а их самих как «кулацкий элемент» выслали на пятьсот верст севернее вниз по Енисею, в деревню Никулино. На новом месте трудолюбивые Межовы не пропали. Василий Филиппович заготавливал дрова для пароходов, обжигал известь, ездил на прииски добывать золото. Михаил поначалу работал с отцом, а затем устроился в местный лесхоз, где постоянно ходил в передовиках и очень хорошо зарабатывал. Межовы обжились в Никулино, поставили новый дом. В одной половине жили родители с младшими детьми, а в другой семья Михаила. В 1939 году у него родилась третья дочь, ещё через три года появилась на свет младшая Люба, которая отца совсем не помнит.

Весной 1942 года Михаила призвали в РККА, и уже в апреле он принимал участие в тяжелейший боях за «рамушевский коридор» под Старой Руссой.

Домой Межов успел отправить с фронта всего лишь два коротких письма. Во втором он писал жене о том, чтобы не ждала его, что он скоро погибнет геройски, а государство у нас справедливое и поможет ей поднять и выучить детей.

17 июля 1942 года, в день, когда красноармейцу Межову исполнилось 40 лет, советские войска предприняли очередной штурм коридора. Вот, как описывали тот бой и подвиг Михаила во фронтовой газете «За Родину»:

«Рота политрука Клусова дважды поднималась в атаку, и оба раза на левом фланге обороны врага оживал ДЗОТ. Фронтальная амбразура этого ДЗОТа сеяла пулемётный огонь, прижимая к земле наступающую роту. Обе атаки были сорваны. Бойцы залегли. Но оставаться на открытом месте нельзя было — немцы могли перебить роту многослойным огнём артиллерии, миномётов и пулемётов. Через несколько минут от группы стрелков отделился боец и, ловко прижимаясь к земле, пополз вперед. Он двигался к амбразуре, стараясь попасть в непоражаемое пространство. — Левее, левее Межов! — крикнули ему вслед, и боец скрылся в густой траве.

Через двадцать минут Межов почти вплотную подполз к ДЗОТу. Пулемёт залаял снова, посылая очереди туда, где лежала рота Клусова. Межов быстро сдвинул предохранительную чеку гранаты и швырнул её в амбразуру. После взрыва наступила мёртвая тишина… Межов обернулся назад и увидел как поднимаются бойцы его роты…Рота была уже на половине дороги, когда амбразура опять залаяла длинными пулемётными очередями. Это было так неожиданно, что Межов на секунду растерялся. Гранат больше не было, из винтовки стрелять было безрассудно — боец лежал под углом к амбразуре. А медлить нельзя было. Межов ещё раз обернулся к товарищам, и увидел бегущие цепи, редеющие от пулемётных очередей…»

Приказом по войскам Северо-Западного фронта № 1117 от 3 сентября 1942 года Михаил Васильевич Межов был посмертно награждён орденом Ленина. А в наградном листе написали, что на митинге перед боем Межов выступил с пламенной речью: «Прошу принять меня в партию, желаю пойти в бой с немецким зверьем коммунистом».

К сожалению, ожидаемой помощи от государства семья героя не получила. Собственно даже официальная похоронка на мужа вдове Михаила Межова пришла только в 1948 году, о его гибели и подвиге она узнала от односельчанки, которой муж написал с фронта: «Передай Настасье Межовой, что Михаил ее погиб геройски. О нем по фронтовому радио три дня говорили».

Вдоль дороги Старая Русса – Демянск стоит огромное количество памятников Великой отечественной войны. В основном это братские могилы, в каждой из которых захоронены тысячи советских воинов. Усилиями поисковиков экспедиции «Долина» они ежегодно пополняются новыми фамилиями, сколько ещё павших красноармейцев покоится в здешних лесах и болотах не знает никто.

Лишь некоторые герои удостаиваются персональных памятников и один из них — рядовой Михаил Васильевич Межов. Обелиск был установлен в середине 80-х на предполагаемом месте подвига красноармейца, у трассы, сразу за поворотом на деревню Кудрово.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя