Богдан Музы́ка – актёр Новгородского академического театра имени Ф.М. Достоевского. Несколько лет назад он приехал в Великий Новгород из Луганска, и сразу начал активную творческую деятельность. На счету Богдана множество ролей – от Германа из «Пиковой дамы» до Бабы Яги в детском спектакле. Во время карантина Богдан не смог обойтись без актёрской реализации и создал авторский проект «Пока все на карантине». Подробнее о проекте и о творчестве актёра в нашем интервью.

 

Богдан, расскажите о своей фамилии? Многие думают, что это псевдоним. Есть связь с тем, что ваш отец тоже актёр?

– Да. Все всегда так и думали, что это псевдоним. Но нет, это моя настоящая фамилия. Хотя, сколько бы я не объяснял, всё равно приходится делать поправки. Ударение ставят неправильно. Думают, что Мýзыка. А на самом деле Музы́ка. Это украинская фамилия. Раньше в украинских сёлах музыкантов называли именно Музы́ки. А фамилии частенько давали по профессии. Отсюда и вывод, что мои предки тоже занимались творчеством.

Мой отец, Музыка Валерий Андреевич, заслуженный артист РСФСР. Он много снимался в кино. Учился в ГИТИСе. Мне запомнилась одна из рассказанных им студенческих историй о том, как в их общежитии часто был слышен хриплый голос Владимира Высоцкого под гитару. Папа рассказывал, что Владимир Семёнович очень часто любил собирать у себя в комнате людей и давал свои «концерты». Моя мама, Музыка Галина Ивановна, помощник режиссёра. Работала в том же Луганском театре. Сейчас вдвоём с отцом на пенсии. А старший брат, Музыка Андрей Валерьевич, признанный лучший главный режиссёр видеомонтажа на киевском телевидении. Я очень горжусь своей семьёй, и, как понимаете, вопрос с выбором профессии у меня решился еще в раннем детстве.

Как возникла идея проекта «Пока все на карантине»?

– Проект «Пока все на карантине» начался просто с песни. Я решил повеселить людей, которые сидят на карантине и скучают. Потом я подумал, что мало одного человека с гитарой и начал развивать эту идею. Думаю, что отсыл в названии к любимой с детства передаче многим понятен, ведь мы на ней росли. Очень надеюсь, что, помимо смеха, эти видео рождают светлые воспоминания и чувства.

 

Это ваш авторский проект?

– Проект полностью авторский. Я не спорю, есть похожие. Но, если так подумать, всё новое, что сейчас делается, это хорошо забытое старое.

Герои родились спонтанно в данных обстоятельствах или это образы из ваших предыдущих актёрских работ?

– Самый первый образ это ведущий. Я пару лет назад начал один проект в Инстаграм «Дневник Сибиряка». Всё вышло чисто случайно. Была снежная зима, а на мне была эта шапка. Там были сложные и запутанные отношения этого сибиряка и его знакомого медведя. Со временем я завершил тот проект, но персонаж перекочевал в «Пока все на карантине». Я взглянул на эту шапку и подумал: «А почему бы и нет?». Следующие образы возникают именно от тематики выпуска. Если это выпуск, где я хочу рассказать переделанный стих, то и персонаж должен быть похож на поэта. По первому образованию я режиссёр, приобретенные знания очень помогают. Мечтаю когда-нибудь поставить спектакль. Если актёр разговаривает со зрителем словами режиссёра, то режиссёр может подобрать эти слова и пообщаться со зрителем через актёра.

А как вам самому дается неподвижный образ жизни после полной занятости и нагрузок?

– Нахожу себе занятия. Утром зарядка, в магазин выхожу, проект «Пока все на карантине» снимаю. Но очень жду скорейшего возвращения к привычному режиму – 16 лет на сцене, образ жизни все-таки.

Вы переехали несколько лет назад, отличается ли публика от той, что была в вашем родном городе?

– Нет. Публика очень похожа. Дело в том, что Луганск, как и Новгород, тоже небольшой, тихий, уютный городок, где все друг друга знают. Поэтому мне кажется, что люди такие же.

Чехов или Станиславский. Какая система вам ближе?

– Чехов или Станиславский? Ну, если говорить коротко и понятно, то получается: от внешнего к внутреннему или от внутреннего к внешнему. Зависит от роли, от спектакля. Лучше всего конечно сочетать это всё. Нет единой верной системы.

Любимый персонаж из вашего репертуара?

– Сейчас всех и не вспомню! Все персонажи любимые. Не могу кого-то особо выделить. Даже маленькие роли, это всё равно люди. Со своей историей, жизнью, проблемами и радостями. Нельзя считать, что если маленькая роль, значит просто вышел на сцену, сказал и ушёл. Это тоже нужно прожить. Если важно все-таки привести какой-то пример, отвечу, что мне нравится роль Джимми Скотта из спектакля «Моя жена лгунья». Это та роль, где играя комедию, не нужно специально смешить публику. Ситуации заставляют выкручиваться, как уж на сковородке. Зритель чувствует отдачу, а я чувствую отдачу зрителя, партнёров. Именно это слияние энергии и даёт тот результат, который происходит на сцене. После этого спектакля меня хоть выжимать можно. Все силы остаются на сцене. Но это приятная усталость. Когда понимаешь, что сделал всё.

«Моя жена – лгунья», реж. Михаил Мамедов

Есть роль, о которой мечтаете, но её пока не удалось сыграть?

Тартюф, Остап Бендер… Еще очень сильно хочу сыграть какого-нибудь злодея! Никогда не играл. Это схематично может быть как герой-злодей, добрый-злой. Но злодей ведь поступает так, как велит ему сердце, не считая себя злодеем при этом. Нужно быть адвокатом своей роли. По мне, это будет очень интересный опыт.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя