201-я стрелковая Латвийская (Латышская) дивизия, с октября 1942 года 43-я гвардейская стрелковая Латышская дивизия – воинское соединение РККА времён Великой Отечественной войны, изначально сформированное из граждан Латвийской ССР этнических латышей (51%), русских (26%), евреев (17%), поляков (3%) и других национальностей (6%). Первая национальная дивизия в Красной Армии. Участвовала в Битве за Москву, боях под Старой Руссой, Ленинградско-Новгородской операции, освобождении Латвии.

Когда сегодня говорят об участии Латвии в Великой Отечественной войне, почему-то чаще вспоминают сторонников гитлеровской Германии: коллаборационистов, карательные батальоны, дивизии СС и «лесных братьев» (прибалтийских партизан, которые были против всех и по большей части промышляли грабежами). Между тем латышам есть, кем гордиться. Вот, например, генерал Красной Армии Теодор Свиклин, командующий 59-й армией Волховского фронта. Он разработал и провёл уникальный обходной маневр по льду Ильменя, который сыграл важную роль в освобождении Новгорода.

Особенно прославились латышские гвардейцы, в честь которых названа одна из улиц Старой Руссы. Национальная стрелковая дивизия защищала Москву, освобождала свою родину от фашистских оккупантов, но большую часть Великой Отечественной войны она провела в боях под Старой Руссой.

201-я стрелковая дивизия была сформирована в августе 1941 года в Горьком (Нижнем Новгороде). Она состояла по большей части из добровольцев – граждан Латвийской ССР, при этом больше половины личного состава (10348 человек) были этническими латышами. Эта дивизия стала первой национальной в составе РККА. Её называли то латвийской, то латышкой, точно определились только через год. Командиром дивизии назначили полковника Я.Я. Вейкина, участника Гражданской и Первой мировой войны.

Командир 201-й латышской стрелковой дивизии в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов, почетный гражданин г. Наро-фоминска Ян Янович Вейкин на открытии Военно-исторического музея.

Несколько месяцев бойцы проходили подготовку в Гороховецких лагеря, а в декабре 1941 года дивизию направили на фронт. Она поступила в распоряжение 33-й армии. В это время в Битве за Москву Красная Армия перешла от оборонительных боев к наступлению. Перед 33-й армией была поставлена задача освободить Наро-Фоминск и Боровск. 20-21 декабря дивизия форсировала реку Нара и приняла боевое крещение отбив у врага мощный опорный пункт в селе Елагино. На данном участке фронта враг превосходил советские войска в полтора раза в живой силе и в два с половиной раза в артиллерии. В самом селе каждая постройка была превращена в огневую точку, были вырыты траншеи, построены блиндажи. Тем не менее, полки латышской дивизии проявили себя с лучшей стороны и выполнили боевую задачу. Наступление развивалось успешно. 27 декабря Красная Армия освободила Наро-Фоминск, 4 января Боровск. С тех пор одна из железнодорожных станций носит название Латышская, а в Елагино установлен обелиск в память о погибших здесь латышских стрелках. В этих боях дивизия потеряла более половины личного состава.

Во второй половине января в дивизию прибыло пополнение, и была передислоцирована на Северо-Западной фронт. Следующие полтора года она проведёт в лесах и болотах под Старой Руссой, за что её в шутку окрестят «болотной».

В первых числах февраля 201-я стрелковая дивизия начала выгрузку личного состава на станциях Любница и Дворец. На улице стояли тридцатиградусные морозы, дороги сильно замело, идти приходилось по пояс в снегу и днём и ночью, так как командование дало на 100 километровый марш-бросок в район деревень Шапкино, Подцепочье, Васильевщина, Маврино всего лишь два дня. В воздухе полностью хозяйничали немцы, поэтому по пути колонны постоянно бомбили. Артиллерия и обозы безнадёжно отстали.

Уже 13 февраля латышские стрелки вступили в бои на берегах Полисти. Они носили ожесточённый характер. Деревни Бородино, Бракловицы, Чухново, Вошково, Утушкино, Забытово переходили из рук в руки. Немцы успели подготовиться к наступлению Красной Армии и создали мощный оборонительный плацдарм. Батальоны сражались храбро и несли огромные потери. Сегодня на братском захоронении в Бракловицах нанесены сотни латвийских имён, эхо боёв зимы и весны 1942 года. В боях с 13 февраля по 45 марта 201-я стрелковая латышская дивизия потеряла 6458 человек, в том числе 1153 убитыми.

По плану советского командования 11-я армия со стороны дельты Ловати и 1-я ударная с юго-запада должны были взять в кольцо части 16-й армии Вермахта и освободить Старую Руссу, при этом реальную расстановку сил наверху не представляли. Руссу занять не удалось, тем не менее, была окружена группировка немецких войск в районе Демянска. Враг сразу же начал предпринимать попытки деблокировать котел, но стойкость и мужество советских воинов не позволили им этого сделать. Враг перешёл к обороне и начал подтягивать резервы, в том числе из Франции. Южнее Старой Руссы была создана мощная группировка из пяти дивизий. В это же время готовился удар по позициям Красной Армии со стороны окружённых частей противника.

20 марта гитлеровцы провели мощную бомбардировку, а 21 пошли в наступление, начались кровопролитные бои за «рамушевский коридор».

Младший лейтенант Янис Вилхемс – снайпер, на его счету 150 уничтоженных солдат и офицеров противника. Герой Советского Союза, награждён крестом «За выдающиеся заслуги» (США).

 

 

Санитарный инструктор Моника Мейкшане – снайпер, на её счету 58 уничтоженных солдат и офицеров противника.

 

 

 

Следующие два месяца стали самыми тяжёлыми для Латышской дивизии. Командование требовало постоянных контратак на позиции противника, но главное тяжелые условия. Весенняя распутица усложнила снабжение частей, не хватало боеприпасов и продовольствия, солдаты получали по 100 граммов хлеба в сутки и то не каждый день. Люди умирали от голода. Бойцам помогали партизаны, но нормальное снабжение удалось наладить только в конце мая. В июне дивизия получила приказ отходить. Немцы, заметив движение советских войск, начали их атаковать. Приходилось оставлять отряды, прикрывающие отход. Почти все бойцы арьергардов погибли. Так лейтенант Жирнов с 12 красноармейцами двое суток удерживал врага у деревни Вошково. В живых осталось только трое солдат.

В октябре 1942 года 201-я стрелковая Латвийская дивизия была преобразована в 43-ю гвардейскую стрелковую Латышскую дивизию. В строй вернулись бойцы, раненные под Москвой. С ноября по февраль !943 года дивизия ведёт ожесточённые бои в районе Полы и Парфино.

Санинструктор Зента Озола. Погибла под Туганово (Парфинский район Новгородской области) 9 декабря 1942 г.

 

 

 

 

В феврале после 20-ти дневного отдыха, дивизия возвращается в те места , где начинался её боевой путь на Северо-Западном фронте. В течении полутора месяцев латышские гвардейцы ведут бои в районе деревни Пенно. С 19 декабря 1941 года по апрель 1943 года дивизия потеряла – 8024 человека убитыми, 24137 ранеными и контуженными, 1421 пропали без вести, 4 попало в плен.

Весной Латышскую дивизию отвели в тыл, где она начала подготовку к освобождению Прибалтики.

Если брать количество латышей воевавших на стороне фашистов, то количественно их будет намного больше, но качество на стороне гвардейцев РККА. Количество латышей, которые стали добровольно сотрудничать с немцами не так уж и велико. В основном это каратели «прославившиеся» грабежом и насилием местного населения. В боевые дивизии СС латышей мобилизовали насильно, и они сдавались в плен при первой возможности. Тогда как латышские гвардейцы Красной Армии пошли на фронт добровольно. На полях сражений они являли собой образец стойкости, мужества и воинской доблести.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя