_DSC8269.jpg

Осенний джаз в КЦ «Диалог» становится уже хорошей традицией. В минувший понедельник перед новгородской публикой выступил квартет Р. Анчиполовского — А. Подымкина. Концертную программу музыканты посвятили творчеству выдающегося американского саксофониста Фила Вудза.

На данный момент в составе квартета: альт-саксофонист Роберт Анчиполовский, за фортепьяно – Алексей Подымкин, контрабасист Макар Новиков и барабанщик Уэйн Смит Джуниор.

— Вы бывали раньше в Великом Новгороде?

Роберт: Я в первый раз. Я только слышал раньше о вашем городе. Знаю только композицию «Господин Великий Новгород», а так я даже не знал, с какой стороны находится город.

— С таким бешеным темпом работы удается ли вам сделать паузу и прогуляться по местным улочкам городов, где вы выступаете?

Алексей: Все зависит от того, какая дорога, долго ли мы ехали. Случаются у нас и дни свободные, когда приезжаем за день до концерта, но это бывает крайне редко.

Роберт: Из машины я смотрел: ваш город красивый, я очень люблю старые постройки.

Макар: Я был в вашем Кремле. Скажу, что это прекрасно, стоит посмотреть.

_DSC8244.jpg

— В музыкальном мире все чаще исполнители в своем творчестве стараются переплетать несколько направлений, получая в результате фьюжн стиль. С другой стороны, есть музыканты, которые выступают за классическое звучание, но с авторской подачей. Какой путь ближе вам?

Роберт: Лично я называю себя old fashion. Мне близко старое направление, 50-60-е гг. Я люблю современную музыку, но я не люблю ее играть, и не стремлюсь писать музыку в современном стиле. И сейчас я для себя решил, что вообще в ближайшее время ничего писать не буду. Просто есть столько великой музыки, что хочется еще ее сыграть! А свою я на этом фоне и не вижу. Даже Диззи Гиллеспи (джазовый трубач-виртуоз 1917-1993, США — прим.ред.) сколько бы он не играл бибоп, он его сам придумал, всегда говорил: «Я продолжаю учиться его правильно играть». Поэтому, когда люди высказываются, что они уже изучили какой-то стиль и знают его хорошо, и теперь хотят что-то свое, я с усмешкой на это смотрю. Безусловно, есть те, кто принципиально не играют старую музыку, может быть не считают ее интересной, смешивают джаз с фанком или роком, и совершают большую ошибку. Эта музыка звучит пусто.

Алексей: Нужно знать азбуку. Я с Робертом согласен на 90%. Мне еще пока интересно играть что-то свое. Но бывает так, что я думаю, что это мое, а потом оказывается, что другой человек это 20 лет назад придумал. Поэтому в словах Роберта есть очень большая правда. Многие музыканты молодые, к сожалению, проскакивают базисный период, когда вся эта музыка создавалась. Все, что сегодня играется на высочайшем техническом уровне, все было заложено раньше.

Роберт: Вот возьмите, Майлс Дэвис (джазовый трубач 1926 — 1991, США – прим. ред.) играл с Чарли Паркером (джазовый саксофонист 1920 -1955, США – прим.ред.), у истоков бибопа стоял, потом перешел в кул-джаз, потом в модальную музыку, затем пришел в авангард и из него в рок, это получилось ближе к 90-ым. То же самое Джон Колтрейн (джазовый саксофонист 1926 – 1967, США – прим.ред.), он играл свинг, играл у Джони Ходжеса (альт-саксофонист 1906 – 1970, США – прим.ред), у Диззи Гиллеспи, даже у Дюка Эллингтона (руководитель джаз-оркестра 1899 – 1974, США, — прим.ред.) однажды. Он постепенно двигался и пришел в ту музыку, которую сегодня никто из саксофонистов не перепрыгнул, я думаю еще лет 100 никто не придумает ничего.

_DSC8249.jpg

— Этот тур посвящен Филу Вудзу. Почему?

Алексей: Полтора года назад мы обсуждали с Робертом сделать совместный проект. Он предложил сыграть посвящение Филу Вудзу, к тому времени Роберт уже сыграл эту музыку, но с оркестром.

Роберт: Мы стараемся придерживаться стиля Фила Вудза, так, как это было при нем. Не пытаемся осовременить, а идти с ним в одном направлении, насколько это у нас получается.

Алексей: Для этого тура мы старались привлечь человека, который играл с Филом Вудзом 45 лет, был продюсером его пластинок – это Бил Гудвин, барабанщик. Мы с ним договорились. Но тот объем концертов, который мы планировали, оказался больше. Бил оказался не готов к такому количеству, это были бы тяжелые переезды, а ему уже 75 лет.

Роберт: Даже и в 30 и в 40 лет тяжело отыграть концерт, два часа поспать, поехать, опять отыграть, сделать саундчек, а бывают такие дни, что и не попадаешь в гостиницу. В 75 лет, я думаю, это не реально.

Алексей: Поэтому у нас появился Уэйн Джуниор.

_DSC8259.jpg

— Каждый из вас музыкант с огромным багажом знаний, опыта, со своим исключительным взглядом на музыку и ее понимание, как вам работается вместе?

Роберт: С Макаром у нас до этого получалось пару раз на джеме вместе поиграть, с Алексеем у нас тоже был опыт джема. То есть не играли вообще вместе, но было такое ощущение, будто на сцене вместе всю жизнь. Ведь часто такое бывает, когда басист не дружит с барабанщиком, или саксофонисту не удобно. А тут все было слажено, звучание с первой минуты было, словно пластинка.

— А как думаете, почему так сошлось у вас?

Макар: Звезды так сошлись (смеются). Ну, во-первых, мы все профессионалы высокого уровня, во-вторых, по личным качествам и темпераменту мы сошлись.

— Это важно?

Хором: Это очень важно!

Роберт: Барабанщик и басист играли с Филом Вудзом на протяжении 45 лет, менялись только трубачи и иногда пианисты. Когда у него спрашивали, почему он не меняет состав, он отвечал: а зачем, если так очень удобно, для чего усложнять? Если Фил хотел что-то поменять, он менял пианиста (смеется).

Алексей: Когда мы начали этой программой заниматься и обсуждать репертуар, я увидел, насколько огромно наследие Фила Вудза. Я не был с ним знаком. Не смотря на то, что я стараюсь себя просвещать, узнавать новые имена, быть в курсе, но Фил Вудз для меня абсолютное открытие. У него настолько огромный пласт музыки, такой разной и живой, актуальной, но ее никто не знает. При этом его композиции звучат понятно, доступно, в них есть энергетика, настроение. Это не придуманная музыка, а естественная.

— Как вы относитесь к фильмам о музыкантах? Например, смотрели ли вы фильм «Одержимость» (режиссер Дэмьен Шазелл, 2014 год – прим.ред), где главный герой превращает путь к успеху в единственную цель в жизни и маниакальную одержимость?

VKqC165MIm0.jpg

Алексей: Конечно, смотрели.

Роберт: Я вам честно скажу. Я учился в Америке, но с таким планом идиотства там не встречался. Мне кажется, даже если ты играешь в оркестре и ошибся с нотой, никто тебе слова не скажет, никто в тебя стулом не кинет. Это в фильме так придумано. Например, есть фильм про Майлса Дэвиса, там из него сделали конченного наркомана и убийцу, проститутки вокруг него. Да, это все было, но не так, как это представлено в кино.

Алексей: Это звенья одной цепи. Например, фильм, который сняли про Высоцкого, когда речь идет не о творчестве и не о фигуре творца…

Макар: Дом-2 просто.

Роберт: Я никогда не видел, чтобы преподаватель швырял что-то в ученика, тем более в Америке. Все эти школы зависят от учеников, даже если он дибил, его будут терпеть, потому что он платит за это деньги. Честно вам скажу, Фил Вудз выгонял меня несколько раз с занятий. Я еще тогда плохо говорил по-английски и не все понимал, что он мне объяснял. Он терпел меня 5 минут, после чего выгонял из класса.

_DSC8278.jpg

— Обидно было?

Роберт: Ну, не обидно. Я просто не понимал, что он от меня требовал. Фил по 2-3 месяца не пускал меня на занятия. Он говорил: я не хочу тратить на тебя свое личное время.

Алексей: Еще по поводу фильма «Одержимость». Все наши знакомые отечественные и американские музыканты просто смеются над ним. Он сделан для дилетантов, чтобы ввести в заблуждение относительно наших профессий.

Роберт: Есть, конечно, музыканты, которые очень много занимаются. Паркер, говорят, занимался по 20 часов в день. Я занимался по 8-9 часов. Чем дольше играешь, тем хуже звучит, поэтому надо делать паузы, чтобы мозги остывали.

— В таком случае, в чем, на ваш взгляд, секрет успеха?

Макар: В балансе. В постепенном развитии. Важно не один день позаниматься 20 часов, это должно быть на постоянной основе.

Алексей: Ты должен не только играть, но и читать, смотреть фильмы.

Роберт: У вас есть время, ходите в музеи, читайте книги, развивайтесь. Джаз должен быть интеллектуальным. Колтрейн любил музеи, Майлс Дэвис рисовал, Тони Беннет тоже рисует. Должны быть какие-то интересы, помимо того, чтобы слушать целый день музыку.

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход. Онлайн

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите комментарий
Введите имя