• Погода: 7.2oC
  • $: 60,86
  • €: 75,40
  26.03.2018 13:30

Актрисы спектакля Baby Blues: «Мы попытались сбросить маски»

Актрисы спектакля Baby Blues: «Мы попытались сбросить маски»

Накануне в культурном центре «Диалог» прошёл спектакль Baby Blues.

С афиш спектакля на потенциальных зрителей смотрели три женщины. Была обещана история о том, что происходило в жизни самих артисток. Что они хотят донести до зрителя своим спектаклем, мы спросили у актрис за пару часов до премьеры.

— В чём посыл вашей постановки?

Лилия Бурдинская, хореограф и актриса: Я думаю, как так прокомментировать, чтобы не испортить спектакль...

Гала Самойлова, актриса театра и кино: Мы здесь всё-таки не совсем играем сами себя. Мы, актрисы, по заданию режиссёра написали тексты на основе прожитых нами историй. Но, в любом случае, с премьеры спектакля прошло уже какое-то время. Это не совсем импровизация. Выходя на сцену, мы знаем те тексты, которые будем произносить, ту хореографию, которую будем танцевать. Мы ведём своих персонажей, они развиваются с течением времени, но тексты, которые мы написали и наши персонажи созданы нами и, если бы другая актриса вместо меня, Лили или Ани играли эти роли, то это были бы и другие тексты и другие персонажи.

Анна Буданова, актриса театра и кино: Вы знаете, это такой естественный спектакль. От того, как он задумывался, как он репетировался, выпускался и игрался - об этом также странно говорить, как о десятилетии прожитой жизни, что называется, всякое бывало. Мне кажется, что мы как-то пытаемся вкрутиться в этот удивительный мир женственности. Играть это в разы легче и приятнее, чем говорить об этом.

Актрисы спектакля Baby Blues: «Мы попытались сбросить маски». Фото 2

Гала Самойлова: Для нас этот спектакль некое сакральное пространство.

Анна Буданова: Да, мы даже о нём не говорили, собственно, никогда толком.

Гала Самойлова: Он, действительно создавался в любви и доверии.

Лилия Бурдинская: Кстати, за шесть лет мы ни разу не дали интервью про этот спектакль.

Анна Буданова: Вот именно! Это в первый раз.

Лилия Бурдинская: Поэтому у нас сейчас такой ступор…

Спектакль создан в 2012 году. Почему до сих пор он не потерял своей актуальности?

Гала Самойлова: Мы совершенно не ориентировались на злобу дня, мы ориентировались на вещи очень простые, которые беспокоят всех людей. Это актуально, потому что мы стараемся раскрыться. Спектакль не о том, что «утром в газете, а вечером в куплете», он о вечном, что ли.

Анна Буданова: А вы знаете, что есть люди, которые ходят по три, по четыре раза на этот спектакль? Есть энергия поступка: «Я вам так откроюсь, что вы узнаете обо мне такие личные вещи». Энергия, которую мы тратим на такой поступок, требует определённого мужества. Сказать на весь город что-то сокровенное. Я думаю, что эта энергия и держит определённое напряжение, потому что так или иначе мы решаемся на это каждый раз.

Лилия Бурдинская: Есть много зрителей, которые в нашей честности сомневаются. Правда ли, что это с нами случилось. Кто-то думает, что это произошло с кем-то, так как жанр всё-таки документальный, но не с нами, мы собрали эти истории и их передаём. Я за эти шесть лет расту внутри этого спектакля. Текст всегда звучит один и тот же, но всё время появляется что-то, что понимаем только мы и тот зритель, который пришёл второй, третий, четвёртый раз. Потому что иначе не возможно, за шесть лет столько изменилось, я смотрю на историю, которая случилась шесть лет назад, а сейчас всё по-другому. Снова «входить в эту воду» каждый раз – требует определённого взгляда на себя, на эту способность. Раньше она у меня была в каком-то зачатке, а сейчас этот инструмент больше отстроен. В спектакле есть жизнь.

Гала Самойлова: Особенность нашего спектакля в том, что мы стараемся рассказать историю с сегодняшних позиций. У нас нет задачи играть, как было поставлено. Каждый спектакль имеет свою жизнь: бывает, идёт спад, потом — снова взлёт. У нас был период спада, когда мы играли, как было раньше. Потом мы почувствовали, что это не про наш документальный спектакль. Мы не можем играть, как было раньше, как было на премьере. Поэтому мы всё время переосмысляем наши истории с позиции себя сегодняшних.

— Для кого в первую очередь этот спектакль?

Лилия Бурдинская: Мне очень понравилось, когда Ваня Вырыпаев сказал, что «это женский спектакль для мужчин». У меня нет представления о том, кто наш зритель. Не обязательно в зале должны сидеть все беременные женщины или пары, у которых только что родились дети. Помимо очевидного: то, что это будет связно с беременностью, любовью, расставанием, там ещё есть и мощные архетипичные вещи. Во время спектакля я чувствую себя связанной с поколениями. Я чувствую свою маму. Мне кажется, это возможность, которая появляется и у нас, пересмотреть что-то и найти, и у зрителя, потому что это откровенность. У меня несколько лет ушло на то, чтобы признаться в некоторых вещах. Теперь я произношу их вслух.

Гала Самойлова: Мы попытались сбросить маски и с удивлением обнаружили, что это не так страшно. Мне говорили знакомые, что, когда смотришь на нас троих со стороны, на каждую в отдельность, есть некий образ. Я, как зритель, думаю, у меня куча проблем, они какие-то простые, «а вот у нее там», «вон она какая вся», а выходит и, оставаясь такой вот «всей», рассказывает о таких же простых вещах. Эти простые вещи дали какую-то силу и дают. Мы приняли, что мы люди обычные, что мы обычные женщины. Эта самая обычность дает нам силу.

— За шесть лет сколько раз сыгран спектакль?

Анна Буданова: В Москву мы ездили дважды. Ну и к вам. Около сорока спектаклей мы сто процентов сыграли.

— Чего ждёте от новгородской публики?

Актрисы спектакля Baby Blues: «Мы попытались сбросить маски». Фото 3

Лилия Бурдинская: Я ощутила это в Москве, когда выходишь на сцену перед совершенно незнакомыми людьми. Всё-таки в родном городе, какой бы он большой не был, есть всё время кто-то, кого ты знаешь. В Петербурге о нас знают, о нас есть уже некое мнение, а с Москвой и здесь тоже, когда люди не знают вообще, не ходили на другие наши спектакли, не видели нас в другом образе, интересно как всё будет.

Анна Буданова: Мне просто очень интересно познакомиться с новгородской публикой.

Гала Самойлова: В принципе, ситуация неожиданная. Совершенно новая, не такая сцена, к которой мы привыкли, свет, звук, зал. Соответственно всё будет по-новому и по-другому, поэтому мы волнуемся. Страха, поймёт ли публика, у нас нет. Никакого концептуализма у нас в спектакле нет, всё предельно просто и в этом сила.

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн

Поделиться:
Написать нам