• Погода: 7.2oC
  • $: 61,55
  • €: 76,09
  08.02.2018 18:40

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества

Любытинский район не знает покоя. Сначала этим летом близ деревни Неболчи ветхозаветные ливни размыли основные дороги. Жители оказались в полной изоляции на несколько дней. Деревня Теребутинец, что входит в Неболчское сельское поселение, живёт в похожем режиме с 2010 года. Но эта изоляция немного другого толка — и понять её можно, лишь посмотрев оттуда. Семь лет назад после небольших ураганов в окрестности Теребутинца приказали долго жить электрические сети. С тех пор пропажа электроэнергии на несколько дней для жителей — будничное явление. Жить без света неделями напролёт они худо-бедно, но научились. Ровно как и без вменяемой дороги, магазина и медицинского пункта. Теперь страх темноты сменили более сложные опасения — жители боятся, что государство просто про них забыло и улучшать эту «тёмную» ситуацию не спешит.

Красивая жизнь

Таких новогодних праздников, как в этом году, Теребутинец ещё не видел. Начиналось всё как обычно — салаты, шампанское, обращение президента по телевизору. В эти места на зимние торжества традиционно съезжаются дачники и деревня наполняется жизнью, детским смехом на все выходные дни. До последнего все надеялись, что в праздники проблем с электричеством не будет. Но в нашей стране, как известно, стабильность преобладает во всём. И регулярные отключения света не стали здесь исключением.

- Первый раз отключило 12 декабря. Света не было десять дней. Потом Новый год. В праздничную ночь-то, слава богу, всё было. Но второго января днём отключили — дали только пятого, - вспоминает жительница Теребутинца Лариса Белоусова.

Жизнь в этих заснеженных и уже почти забытых краях научила её бороться за право жить жизнью человека 21-го века. В первые минуты отключения электричества она всегда берётся за трубку — и звонит главе сельского поселения.

- Он у нас старается что-то сделать. Но, естественно, полномочий у него мало. Его, извините, как и нас — посылают куда подальше. Вот и живи как хочешь без электричества, в темноте, - разводит руками Белоусова и показывает отписку от «РЖД».

Главная железнодорожная компания страны имеет к наличию света в Теребутинце самое непосредственное отношение. Электросеть, к которой подключён ряд деревень в Неболчском сельском поселении, принадлежит «РЖД».

- Я им сразу второго января написала на сайт, - негодует Лариса, - что со светом? Там сообщение — ваше письмо рассмотрят только 9 января, после праздников. Но, стоит отметить, ответ дали раньше. Там мне рассказали — сколько километров путей они построили по России, сколько станций открыли и прочее. А про свет в нашей деревушке ничего так и не написали.

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества

Не звонками едиными идёт в Теребутинце борьба за человеческие условия бытия. Во время десятидневного отключения света в декабре, глава поселения умудрился где-то отвоевать автономный генератор, вырабатывающий электроэнергию. Благодаря этому в Теребутинце свет стал гостить в домах жителей по три часа в сутки. Этого времени хватало ровно на зарядку телефона.

- Солярки генератор этот ест очень много. У нас дачник один приехал с подобным — у него за десять часов работы генератора вышла та сумма, которую мы в месяц платим за свет, - ухмыляется Белоусова, У неё, к слову, несколько ящиков в доме завалены батарейками для фонарика. - Так вот, некоторые в деревне поняли, что ситуация со светом не улучшится ещё долго — и купили себе по генератору на хозяйство. А это совсем недёшево.

В России в ходу популярная поговорка — красиво жить не запретишь. Но вынужденная покупка генераторов местными жителями доказывает, что «жить красиво» могут заставить банальные обстоятельства.

Незатейливый пазл

Как и в любой сельской местности — в Неболчском сельском поселении в ходу свои мифы и присказки. Уже, наверное, лет семь самый популярный сказ здесь — об урагане то ли 2010, то ли 2011 года, который, по преданию, и заставил жителей окрестных деревень неделями жить без света в течение нескольких лет.

- Мы понимаем, что отключения – из-за плохих погодных условий. Тогда все сети оборвало — деревья на них попадали. Сейчас на них мокрый снег валится постоянно. Да и деревья периодически падают. Но их же должен там кто-то вырубать в местах, где сети проходят, правильно? - недоумевает Лариса Белоусова.

Сейчас в Теребутинце постоянно живёт около 25 человек, но в выходные, отпуска и праздники наблюдается заметный прирост населения, и дачники заполняют пустующие дома. Но добраться до своего участка им становится всё сложнее.

- Осенью ужас на дорогах творится, вообще не проехать, - рассказывает Белоусова. - Основная дорога была настолько убита, что приезжие делали какие-то тропинки в лесу и пробирались по ним.

- Почему так?

- Так лес возят. У нас тут в округе делянки, заготовки. Дорога под грузовыми тяжеловесными машинами раскисает, легковушке потом не пройти. Да и не каждый внедорожник проедет. Одна дорога была вообще в таком состоянии, что один наш дачник застрял в ней и откапывался три часа. Потом даже фотки «Вконтакте» опубликовал.

Лариса как человек порядочный и активный начала в очередной раз искать справедливость. Теперь — в дорожных вопросах. Но на том конце телефонного провода кабинетные люди опять начали играть в свои любимые игры.

- Звоню в «Новгородавтодор» - они пишут, что дороги не в их ведении. Обращаюсь в администрацию района — те говорят ровно те же слова. Ну как так-то?

Недавно Белоусова прокатилась в сторону соседней деревни Звонец и обнаружила, что там — о, боги, - дороги чистят самым настоящим грейдером. Тогда Лариса задалась справедливым вопросом — почему же его ни разу не видели в Теребутинце?

- В администрации мне сказали - «у вас детей в деревне не живёт, в школу они не ездят, поэтому без грейдера поживёте», - возмущается Белоусова. - Потом, правда, добавили, что он всё-таки должен ездить. Но грейдера по-прежнему у нас не было. Я опять звонить. В администрации удивились. Ой, я уже и не знаю, может водитель грейдера лично решает - ехать к нам или нет.

Лариса смотрит на часы, прислушиваясь к телевизору. Там транслируют новости.

- Это политика государства какая-то что ли? - задаётся риторическим вопросом жительница Теребутинца. - Всё у нас достаётся городам — и деньги, и ресурсы. А нас, жителей деревни, уже за людей не считают. Поэтому все и уезжают, - вздыхает. - Я вот чего понять не могу — тут же рядом и нефтепровод, и вышка МТС, и ж/д станция. Почему не отремонтировать дорогу, не сделать электричество? Тут ведь стратегические объекты, и случись чего, рванёт — ни подобраться нельзя, ни аварию какую ликвидировать. И здесь ведь люди живут, - тихо протягивает она и продолжает. - Я слышала, что в Белоруссии так — если в деревне живёт хоть один человек, то к ней должна быть асфальтовая дорога. Вот это я понимаю — уважение к человеку, - смотрит она в заснеженное окно.

Там дома. Они в Теребутинце похожи на раскиданные по белому ковру елочные игрушки — небольшие, цветные, такие уютные. На две части эту деревню делит небольшой ручеёк — но жители гордо именуют его рекой. Там мост, который уже традиционно тонет при паводке. Недалеко от него стоит дом местного жителя Андрея Прокофьева. На участке — снегоход, запасы солярки и прочие инструменты для деревенского быта. Крепкое хозяйство крепкого мужика, который уже привык рассчитывать только на свои силы.

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества. Фото 2

- Чё говорить, деревня тут пенсионеров, - наливает горячий кофе Андрей. - Работы нет почти, все уехали. Автолавка только ходит два раза в неделю — за это спасибо. А так — ни магазина, ни школы, ни работы. Ни-че-го. Я вот устроился охранять нефтепровод «Транснефти», что тут поблизости. Считай, повезло.

Для того, чтобы, не дай боже, перекачка нефти не прервалась ни на секунду, компания использует отдельную электросеть — исключительно для своей трубы. Аналогичного принципа придерживаются и в РЖД — те своими силами обеспечивают свет на железнодорожной остановке. Обязаны по закону. Чтобы никто в темноте на рельсы не завалился.

- Так получается, нормальные сети тут есть. Почему бы их не подключить к Теребутинцу?

- У них здесь интересов нет.

- Но ведь люди живут.

- И что? - скептически реагирует Андрей, закуривая и заглядывая в снежный пейзаж.

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества. Фото 3

В последнее время, правда, интересы у железнодорожников тут появились. В Теребутинец недавно забрела делегация людей в костюмах, которые обсуждали — а не возобновить ли тут полноценную станцию. Правда, сюда, по словам жителей, одни благие помыслы у РЖД противоречат другим. Поезда стали ходить очень редко — не каждый день. И ездят в неудобное для жителей время.

- Специально вредят что ли? - недоволен Прокофьев.

- А с первого марта хотят отменить единственный ежедневный поезд для рабочих, - заочно включается в беседу Лариса Белоусова. - На нём с деревень люди в Неболчи на работу ездили. У нас один мужчина, который ездит, сразу сказал - «я не знаю, как буду добираться до работы». Чем аргументируют отмену? Нерентабельность, говорят. Люди ведь работают, но о них никто и не думает. Они что теперь — пешком пойдут 40 километров по дороге или путям?

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества. Фото 4

Ситуация в Теребутинце всё больше напоминает пазл — и, судя по опасениям жителей, он окончательно сложится, когда деревня просто физически оторвётся от остального мира. Потому как дорог просто-напросто не останется. В 90-е они ещё были. Именно по ним люди массово уезжали из Теребутинца искать лучшей жизни, когда в деревне закрыли основное советское предприятие — лесозаготовку. О тех временах долго рассказывает бабушка Андрея Прокофьева Антонина Сергеевна. Потом начинает проводить параллели с днём сегодняшним.

- Тогда о людях заботились. А сейчас, - держит паузу Антонина Сергеевна. - А сейчас говорят: «если у вас какие-то неполадки — ждите. Когда-нибудь сделаем».

Вывод какой-то неутешительный.

Последний поэт деревни

Зимняя природа в Теребутинце, конечно, достойна кисти лучших русских пейзажистов — холмы, берёзки, искрящиеся сугробы. Красоту этих мест в 2014 году по достоинству оценил молодой режиссёр Сергей Педан, который приехал в эти места снимать свою картину «О чём шумит русский лес».

- Он меня тогда сразу приметил, я у него в фильме стихи свои читала, - заходит в избу самая заслуженная бабушка Любытинского района Тамара Ивановна Тимофеева. Ей пошёл уже девятый десяток. - Но сейчас прочитаю другие, тоже собственного сочинения. По вашей теме как раз.

Она садится на стул, прокашливается. Ну, понеслась душа в рай:

«Живём мы в медвежьем углу,

Где лисицы, медведи да волки шныряют.

Живём мы во тьме,

Неделями свет отключают.

Куда ни писали, куда ни звонили

Беды свои изливали.

Чиновникам пофиг на наши проблемы,

Лишь кресла б свои не теряли.

Дороги плохие, в деревне аврал,

Яма на яме, машины тракторами таскают.

Ждём весны, когда проснётся медведь,

Может он «кузькину мать» кой-кому да покажет». Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества. Фото 5

Но Тамара Ивановна умеет и в прозу. Заявлений, просьб и прочей макулатуры в чиновничьи кабинеты она отправила столько, что даже Владимир Ленин со своим собранием сочинений «потеснился бы в уголке». Уже написано письмо самому Жириновскому, ведь «он-то их всех разгонит». Однако, Тамара Ивановна пока даёт местным властям шанс на реабилитацию – письмо ещё не отправила.

- Со второго января, слава богу, пока всё хорошо. А так неделями, месяцами без света. Тьма. Накупим продукты, а — бац — холодильник и не работает. Мы в колодец, но там всё гниёт. Только деньги зря кидаешь. Сколько лет мы мучаемся, пишем, и ничего. Они, - бабушка указывает пальцем вверх, - бывает, так и говорят: «ой, там пять старух живёт, зачем им свет этот». Вот и жжём свечки — керосин мне нельзя, я астматик. Я сижу на небулайзере, для него ток нужен. Ингаляторы мне уже толком не помогают. Ну и привыкли мы к стиральным машинам, холодильнику, телевизору. Включить, посмотреть, что в стране творится. Вдруг враг напал — а мы и не знаем.

Есть в литературном арсенале у Тамары Ивановны и такое стихотворение. Как говорится, на — на злобу дня.

Поэтический дар у Тимофеевой, признаётся, с рожденья, а образования всего-то семь классов. Постигать науки ей, ребёнку войны, было некогда - надо было работать. Работать Тамара Ивановна всегда умела и любила. Двадцать лет секретарём в сельсовете пролетели, как один день. Лишь уйдя на пенсию, она поняла, что нет уже той страны, на благо которой она трудилась. Удивилась и испугалась, что скоро не станет родной деревни.

- Здесь при советах замечательно было. Медпункт, лесозаготовка, где все работали, сельсовет, почта, буфет, столовая, лесничество, школа. Детей рожали, учили — всё было нормально. Потом дети выросли, из родительского гнезда выпорхнули. За ними родители поехали в город жить. Предприятие из-за того и закрылось, что работников из других мест привозить стало накладно. Всё и рухнуло. Теперь тут остались лишь те, кому ехать некуда, - протягивает Тимофеева фотографию. На снимке молодые парень и девушка. Они улыбаются. Это дети Тамары Ивановны. Их уже несколько лет нет в живых.

- Я тут всех знаю, за всех в ответе, - грустно шепчет Тамара Ивановна. - Жалко только мужиков наших молодых — кому по 50 лет, кому по 55, а работы у них нормальной нет. Так, перебиваются только. Я вот работала, получала 82 рубля и всю жизнь в кредит прожила. Оформлю кредит, детей обую, одену. И муж в лесу работал — тоже нифига не нажил. Прожили такие тяжёлые годы и ничего не получили, - смотрит она на огромный пакет с лекарствами.

В последнее время Тимофееву всё чаще стали посещать мысли, что родной край всё-таки придётся оставить.

- Если так пойдёт, то на следующую зиму поедем с дедкой в дом престарелых в Неболчи. Придётся. Так жить мы уже не можем, - по лицу Тамары Ивановны медленно катятся слёзы.

После она жадно затягивается ингалятором.

Надежда на выборы

Сразу о главном - в кабинете главы Неболчского сельского поселения Павла Ермилова висит портрет Владимира Ленина.

- У всех ведь Путин обычно, а вы чего?

- Ну, - улыбается Ермилов, глядя на Ильича. - У всех, как говорится, свои идеалы.

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества. Фото 6

Павел Сергеевич, конечно, мужчина чересчур деятельный и о делах во вверенном ему поселении знает не понаслышке. Причин электрического дефицита в деревнях, по его мнению, ровно две — и обе до жути традиционны.

Это первая:

- Оборудование устарело, оно ж с советских времён, - поднимает глава один палец вверх.

А это вторая. Считай, премьерская:

- Денег ни на что нет, - поднимает он второй палец.

Но Ермилов, конечно, не намерен сдаваться. Наверное, поэтому остановить бесконечный поток цифр и данных в его речи почти нереально.

- Я вот даже папочку завёл — сугубо по вашему вопросу, - докладывает Ермилов с серой папкой в руках «Дело №».

Глава информирует, что недавно в Неболчах было совещание. Главная тема — как оснастить электроэнергией многострадальные деревни Любытинского района.

- По Теребутинцу есть реальный вариант, - внушает надежду Ермилов. - В 300 метрах от деревни стоит вышка «Транснефти», там нефтепровод. Вдоль него идёт линия электропередач. Хотим подключить деревню к ней. Но, как водится, руководство «Транснефти» сидит в Ярославле. Сейчас мы узнавали — кто собственник. Выяснилось, что принадлежит этот участок ОАО «Связьтранснефть» - и такая ведь существует, и непонятно, где находится. Искали руководство. Нашли его в Киришах. Потом выяснилось, что участок их. А трансформаторная станция уже принадлежит Ярославлю, линия — тоже.

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества. Фото 7

Чтобы победить эту непробиваемую тягомотину, Ермилов обратился к заместителю губернатора Тимофею Гусеву, который относительно недавно сам командовал Любытинским районом. Тот посоветовал для пущей статусности действовать от имени губернатора Андрея Никитина. Так дело, говорит, быстрее пойдёт.

- Будем просить и ждать — дадут, не дадут. А потом будем устанавливать уже свою трансформаторную подстанцию.

- А если «Транснефть» вам откажет. Что же тогда?

- Такой вариант тоже есть. РЖД, например, упирает, что их первостепенная цель — обеспечить необходимым потребителей своих услуг. А жители для них — это вторая очередь.

После этих слов, показалось, даже дедушка Ленин на портрете слегка взгрустнул.

- Но сегодня как бы кто не назывался — хоть «Газпром», хоть «РЖД» - они должны решать вопросы качества жизни населения. Мы ведь социальное государство. А главный держатель акций этих компаний — именно государство. Поэтому оно как бы и должно поручить обеспечить светом наши деревни «Российским железным дорогам», - объясняет почти на пальцах Павел Сергеевич. - Они до этого и не отказывались. Но при этом делали упор на свои нужды. А мы у них — «на потом», - разводит руками Ермилов.

Но у него уже созрел очень коварный план.

- Железнодорожникам надо сейчас привести в порядок линию электропередач возле Теребутинца. Мне в этом году дали денег только на два километра. Но это, в принципе, ни о чём. Мне говорят - «проси ещё денег». Вот, буду писать политическое письмо, - раскрывает козыри Павел Сергеевич. - Выборы же скоро. Я и напишу, мол, «дайте денег, а то люди со станции Теребутинец голосовать не пойдут». Надеюсь, сработает.

А вот пойдут ли люди голосовать за президента страны, которая, по их мнению, про них давно и прочно забыла... Но это уже совсем другая история.

Любытинские легенды

Зимой в Любытинском районе вместо шлагбаумов автомобили на дорогах останавливают полутораметровые сугробы. Примерно в такой упёрся скромный седан за несколько километров от деревни Чадково. Там тоже после злополучного урагана 2010 года обрубило электричество. Только, в отличие от Теребутинца, тамошним жителям повезло ещё меньше - свет там не загорался ни разу за все восемь лет.

Бой с темью: почему жители любытинской деревни неделями живут без электричества. Фото 8

Живёт ли сегодня в Чадково хоть кто-нибудь - тайна, покрытая мраком. Зимой эта деревня точно превращается в оторванное от цивилизации место, причём во всех смыслах. О протекающей там жизни уже, наверное, впору слагать героический эпос.

Эх, получились бы настоящие любытинские легенды.

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн


Поделиться:
Написать нам