• Погода: -10.8oC
  • $: 56,65
  • €: 69,81
  20.01.2018 20:40

Проект «Да судимы будете» получит видеоверсию и отправится в районы


Сегодня состоялся третий показ сценической реконструкции новгородского процесса над немецкими военными преступниками.

Постановка с чётко выраженной кольцевой композицией начинается и заканчивается воспоминаниями очевидцев суда – Лидии Алексеевны Абросимовой и Владимира Владимировича Мощенкова. Сегодня они оба присутствовали в зрительном зале. После завершения постановки Владимир Владимирович признался, что 70 лет назад вынесенный подсудимым приговор был воспринят с сожалением:

– Я думаю, что и сегодня в зале не было тех, кто бы не пожалел о том, что к моменту постановления приговора в Советском Союзе отменили смертную казнь, – убеждён Мощенков. – В других городах, где суды проходили до этого, смертные приговоры ещё выносились. Вы же видели, как они себя вели! Никакого раскаяния в них не было. А их потом досрочно многих освобождали. 


Я вернулся в город летом 1944 года, города практически не было. Я едва нашёл пепелище, заросшее бурьяном в человеческий рост, на месте которого до войны у нас стоял дом. В 1941-м после бегства из города я оказался в деревне Ситно. Мы видели, как по противоположному берегу Волхова немцы шли на Чудово. А ночью они обстреляли деревню из артиллерийских орудий. Один снаряд угодил в стену дома, где мы за сундуком с одеждой спали. Только сундук спас мне жизнь – стену разнесло. Деревня горела, слышались крики умирающих и раненных. А когда мы с семьёй уходили из деревни, по нам с противоположного берега открыли пулемётный огонь. Мы больше часа укрывались в канаве. Потом ползком выбирались через лес. После всего пережитого, многие из очевидцев процесса сожалели о том, что никого из немцев не убили…

Наряду с воспоминаниями очевидцев наиболее эмоционально яркая часть реконструкции – выступления свидетелей. На них строится и кульминационный момент постановки, когда одна за другой на сцену выходят шесть свидетельниц и, описывая зверства врага, обращаются непосредственно к подсудимым. Таким образом, обвинителем выступает уже не заместитель военного прокурора Ленинградского округа Виктор Стрекаловский, а весь народ, пострадавший от захватчиков.

К слову, являясь едва ли не самым активным персонажем в постановке, государственный обвинитель не лишён некоторой карикатурности – создатели постановки старались создать типический образ:


– Мы не знаем, тихим или громким был сам Виктор Зосимович Стрекаловский, – говорит один из авторов сценария реконструкции, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Дмитрий Асташкин. – Мы посмотрели на других кинохроникальных прокуроров и создали такой обобщённый образ. Новгородский процесс на кинохронику зафиксирован не был. У нас были только тексты, сценарий – документален. Задачей режиссёра было оживить этот текст, отталкиваясь от речевой характеристики персонажа.

В свою очередь сторона защиты выглядит на фоне яркого обвинителя очень блекло – именно такой она и была 70 лет назад. Даже участвовавшие в создании постановки очевидцы не смогли вспомнить адвокатов подсудимых.

– Защита, по сути, была формальной миссией, – констатирует Дмитрий Асташкин. – Поскольку был огромный пакет доказательств. Поэтому адвокаты ушли из памяти, отсутствуют в газетах.

Единственным среди подсудимых, кто не полностью признал вину, был генерал Курт Герцог, который возглавлял 38 армейский корпус вермахта. Его столкновение с обвинением – в своём роде вторая кульминация постановки.


– Некоторые из обвиняемых вернулись в Германию после амнистии в 1955 году, – рассказывает Дмитрий Асташкин. – И там уже многие из них заявляли о своей невиновности, о том, что их оклеветали. Тот же Вернер Финдайзен, возглавлявший карательные операции на юге Новгородской области.

К слову, в 1947 году на скамье подсудимых в Великом Новгороде не нашлось места арестованным членам карательного батальона «Шелонь»:

– Это – парадокс, который ничем, кроме политики, я объяснить не могу, – говорит Асташкин. – Полковника Финдайзена судили, а его исполнителей из числа предателей, которые расстреливали людей из пулемёта, добивали раненых, – нет. Они находились под арестом, в лагерях, и, в принципе, могли оказаться на скамье подсудимых во время новгородского процесса. Но их не судили по этим преступлениям, их судили в целом по принадлежности к коллаборационистским структурам. Политика – нужно было сместить фокус на нацистов, на предателях внимание не акцентировалось.

Все подсудимые получили по 25 лет исправительных лагерей. Многие, как уже было упомянуто, менее чем через 10 лет смогли выйти на свободу и вернуться в Германию.


Посетивший реконструкцию губернатор Новгородской области Андрей Никитин своё мнение о приговоре нацистским преступникам озвучивать не захотел, отдав должное создателям постановки:

Наверное, ни в какой книге, ни в каком фильме так это не увидеть. Мне кажется, это – очень важный, сильный и серьёзный проект, – подчеркнул глава региона.

Инициаторы реконструкции теперь планируют создать её видеоверсию.

– Мы планируем показывать её на проекторе в корпусе 1947 года с современной начинкой по районам области, потому что именно они пострадали от оккупации, и им важно это увидеть, – сообщил старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН Дмитрий Асташкин.

Фото: архив редакции

Новости – Великий Новгород, Новгородская область. Пароход Онлайн

Поделиться:
Написать нам